У одного из богатейших нефтедобывающих государств заканчиваются деньги — pittopit.ru

Когда в 2016 году тогдашний министр финансов Кувейта Анас Халид аль-Салех предупредил, что настало время сокращать расходы и готовится к жизни «после нефти», его слова вызвали насмешки, потому что еще совсем недавно кувейтцам, привыкшим ни в чем себе не отказывать, казалось, что нефтяное процветание никогда не закончится. Однако сейчас, всего лишь через какие-то четыре года после предупреждения главного кувейтского финансиста выяснилось, что одна из самых богатых стран планеты… с трудом сводит концы с концами.

Аль-Салех уже три года не возглавляет министерство финансов. В январе этого года министерство покинула его сменщица Мариам аль-Акил. Она ушла через две недели после того, как предложила реструктурировать выплату зарплат госслужащим эмирата. Ее заменил Барак аль-Шитан. В августе он предупредил, что в октябре госслужащие могут получить зарплаты последний раз, потому что денег в казне нет.

Нефтедобывающие государства Персидского залива, считает Oil Price, слишком медленно приспосабливаются к новым реалиям и отказываются жить на широкую ногу после резкого падения доходов от нефти. Им трудно поверить, что нефтяное благополучие не вечно.

«Мы проснемся в один прекрасный день и обнаружим, что наши сбережения закончились, но не потому что мы не проверяли наши банковские счета, а потому что мы смотрели на них, говорили, что это, вероятно, компьютерная ошибка, и шли покупать очередной «последний» Rolex»,- объясняет глава финансовой коммуникационной фирмы Bensirri Фаваз аль-Сирри.

Саудовская Аравия сократила пособия и ввела налоги. Бахрейн и Оман, где нет гигантских запасов нефти, занимают и просят у более богатых соседей помощи. ОАЭ пытается диверсифицировать экономику за счет превращения Дубая в логистический и финансовый хаб.

Кувейт стоит в стороне. Противостояние между избранным парламентом и правительством, глава которого назначается эмиром, завело страну в тупик. Законодатели отвергли предложения исполнительной власти перераспределить пособия и выплаты и выпустить гособлигации. В результате к концу лета правительство практически исчерпало запасы денег и сейчас не в состоянии покрывать бюджетный дефицит, который в этом году, по прогнозам, достигнет почти 46 млрд долларов.

Конечно, «падение» Кувейта, считавшегося в 70-е годы прошлого века одной из самых динамично развивающихся стран Залива с решительным парламентом, опытной бизнес-элитой и образованным населением, было постепенным.

Первым потрясением кувейтской экономики стал крах рынка ценных бумаг в 1982 году, совпавший с нестабильностью, спровоцированной продолжавшейся почти десять лет войной между Ираком и Ираном. После нападения Саддама Хусейна в 1991 году Кувейту пришлось потратить десятки миллиардов на восстановление разрушенной войной инфраструктуры.

Сейчас доходы Кувейта по-прежнему на 90% зависят от углеводородов. В госсекторе работает 80% работоспособного населения эмирата. Госслужащие живут или вернее раньше жили значительно лучше тех кувейтцев, кто занят в частном секторе. Средняя кувейтская семья получала в виде льгот на жилье, топливо и продукты порядка 2 тыс. долларов в месяц. На зарплаты госслужащих и пособия с выплатами уходит три четверти государственных расходов. Не удивительно, что после обвала цен на нефть в 2014 году Кувейт уверенно движется в этом году к седьмому подряд дефициту госбюджета.

Деньги, однако, в Кувейте есть, но они находятся в закрытом фонде, четвертом на планете по размерам. Считается, что в суверенном Фонде будущих поколений Кувейта находится 550 млрд долларов.

Многие кувейтцы считают, что время использовать средства фонда, предназначенные для жизни в постнефтяную эру, уже пришло. Противники открытия фонда предупреждают, что без диверсификации экономики и создания рабочих мест, полутриллиона хватит лишь на 15-20 лет.

Кстати, недавно Фонд будущих поколений все же распечатали. Из него взяли 7 млрд долларов на покупку активов у Казначейства. Парламент проголосовал за отмену правила обязательного отчисления в фонд 10% вырученных от продажи нефти средств. Это высвободило еще 12 млрд долларов, но этих денег недостаточно для покрытия дефицита бюджета.

Для того, чтобы свести концы с концами, правительству приходится занимать. Однако после дебютного выпуска евробондов в 2017 году действие закона о госдолге Кувейта закончилось. Аль-Шитан предупреждал законодателей о неподъемном в нынешних условиях фонде зарплаты госслужащих и безуспешно пытался уговорить их разрешить правительству занять на финансовых рынках 65 млрд долларов.

К сожалению, его просьба совпала с серией громких коррупционных скандалов, в которые были вовлечены даже члены правящей семьи. Парламент потребовал от правительства покончить с коррупцией, прежде чем занимать деньги и наращивать госдолг.

Аль-Шитан – четвертый министр финансов в Кувейте за последние годы. После 2006 года в эмирате сменилось 16 правительств и состоялись 7 выборов. Политическая волатильность подорвала доверие инвесторов к Кувейту. В марте рейтинговое агентство S&P Global Ratings понизило суверенный рейтинг Кувейта с уровня «АА» до «АА-» с прогнозом «негативным». Его примеру последовало еще одно агентство из Большой тройки —  Moody’s Investors Service, а МВФ заявил, что «окно возможностей для решения вызовов с позиции силы сужается».

«Система общественного сознании в Кувейте строится на убеждении, что мы будем оставаться богатыми вечно,- объясняет аль-Сирри.- Никто из политиков не говорит кувейтцам, что праздник скоро закончится, если мы не поддержим перемены».

Источник: expert.ru

Добавить комментарий