Корпоративный импульс: правительство облегчит жизнь бизнесу — pittopit.ru

Правительство откликнулось на многочисленные запросы бизнес-сообщества и решило вплотную заняться трансформацией делового климата в сфере корпоративного управления. Глава российского кабмина утвердил «дорожную карту» трансформации делового климата (ТДК) в сфере корпоративного управления.

Речь идет о совершенствовании оценочной деятельности, корпоративных практик, работы специальных административных районов на островах Русский и Октябрьский, а также процедуры банкротства. Также может появиться «реабилитационная» процедура банкротства в отношении должников, чья платежеспособность может восстановиться. По каждому из направлений работы уже готовятся законопроекты. Часть нормативных актов могут утвердить уже к концу этого года.

«Запросы» от бизнес-сообщества появились, конечно, не вчера. Но пандемия, отчасти, стала драйвером процесса. Именно сейчас, когда власти страны ставят задачу не только восстановить пострадавшую от коронавируса экономику, но и задать ей дополнительный импульс, важно не только «помочь материально», но и позволить зарабатывать самим.

Как писал в апреле журнал «Эксперт-онлайн», представители бизнеса уверены, что именно сейчас диалог между ними и государством важен, как никогда: вес публичного сектора в текущей ситуации растет и к нему надо прислушиваться.

«Это очень хороший шанс сбросить дурацкий регуляторный барьер», — подчеркнул тогда глава «Почты России» Максим Акимов, не понаслышке знающий, как работает госмашина.

Не реформа, но все же

Конечно, о сбросе «дурацкого барьера» речь пока не идет. Как отметил партнер, генеральный директор юридического бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов, назвать предлагаемые изменения реформой все-таки нельзя.

«Они направлены на упрощение процедур и требований, но не на глобальное реформирование корпоративного права», — пояснил Герасимов.

Но «при пандемии все средства хороши», так что и нынешние действия – это уже важный и позитивный сигнал. По словам директора по рыночной аналитике платформы podelu.ru Лилия Федулина, задача этой «Дорожной карты» – улучшение положения инвесторов, обеспечения устойчивого развития и сокращения барьеров для бизнеса.

«Предыдущие инструменты, которые принимались для этих целей на рубеже 2010 годов, нуждаются в трансформации, так как и экономическая реальность меняется», – подчеркивает эксперт. 

«В первую очередь, стоит понимать, что план трансформации делового климата – это набор инструментов, призванный сократить барьеры для бизнеса. Корпоративное законодательство в результате должно стать менее громоздким и удобным для применения участниками рынка», — считает первый вице-президент Опоры России Павел Сигал.

Точки на карте

В дорожную карту трансформации, контроль за которой возложен, кстати, на первого вице-премьера Андрея Белоусова, вошло 21 мероприятие. Они поделены на четыре блока. Первый касается, собственно, совершенствования корпоративного управления.

Речь идет об упрощении целого ряда процедур: от внесения в ЕГРЮЛ сведений о выходе участника из общества с ограниченной ответственностью, до операций с акциями. Так, власти решили расставить все точки над I в вопросе «потерянных акционеров». Не сказать, чтобы проблема стояла крайне остро, отмечает Павел Герасимов, но существует она давно.

«Проблема «потерянных акционеров» — это наследие приватизации акционерных обществ, когда приватизация осуществлялась среди работников предприятия, но за период после состоявшейся приватизации акционеры, например, умерли, а наследники не вступали в права. На самом деле, известны случаи, когда «потерянные участники» были и в обществах с ограниченной ответственностью», –  поясняет юрист, добавляя, что законодательство, касающееся ООО, позволяет в судебном порядке исключать участников, которые не принимают участие в деятельности общества. А вот законодательство об АО такого права не содержит.

«Все зависит от количества таких «потерявшихся» в конкретном акционерном обществе, как правило, их небольшой процент — 2-3-5%, т.е. они не влияют на возможность принятия решений. Однако навести порядок, конечно, нужно», — резюмирует Герасимов.

Кроме того, правительство намерено усовершенствовать порядок выкупа компаниями собственных акций. Для коррекции buy back`а планируется внести изменения в Федеральный закон «Об акционерных обществах». Внесение проекта запланировано на март следующего года. Опять же, большой необходимости в этих изменениях, вроде бы, и нет. По словам гендиректора бюро «Падва и Эпштейн», в целом эта процедура сейчас регламентирована. «…но установить дополнительные правила игры требуется, в том числе по обратному выкупу. Полагаю, что установленная законодателем отсечка в возможности выкупа не более 10% может быть скорректирована», — считает Павел Герасимов.

Все в САР!

Отдельный блок посвящен Специальным административным районам. «Русские офшоры» появились недавно, находятся они на островах Русский (во Владивостоке) и Октябрьский (в Калининграде). В Калининградской области буквально недавно появился уже 29 резидент. Причем в их числе – один международный фонд. В отчете управляющей компании САР на острове Русский значатся 2 компании, общий объем инвестиций которых составил пока 108 млн рублей.

Очереди из желающих податься в «русские» офшоры явно не наблюдается. «Пока нельзя сказать, что эти территории стали полноценной заменой Кипру, Мальте и другим юрисдикциям с льготным налогообложением», — отмечает Лилия Федулина.

Но правительство не намерено отказываться от идеи раскрутки отечественных офшоров. И ему есть, что предложить тем, кто пока к ним присматривается. Например, предлагается узаконить выпуск разных типов акций компаниями – резидентами САР. Плюс – в этих районах законодательно будет закреплена налоговая ставка по налогу на прибыль организации в размере 5% по дивидендам, выплачиваемым непубличными международными холдинговыми компаниями. Как отмечается в распоряжении, будет также «обеспечено освобождение от налогообложения в Российской Федерации зарубежных филиалов международных компаний; обеспечено нормативное регулирование нереализованных курсовых разниц участников специальных административных районов, которые не учитываются для целей налогообложения прибыли».

Кроме того, создатели «дорожной карты» предлагают расширить географию редомициляции (смены юрисдикции) за счет иностранных государств и территорий — членов региональных групп разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег. А также закрепить понятие «транзитной» смены юрисдикции, позволяющей разбить ее на два и более этапа. По словам Лилии Федулиной, эта мера действительно способна улучшить привлекательность российских специальных административных зон.

Не просто банкротство

Особое внимание уделяется банкротству. Его институт правительство предлагает «усовершенствовать», утвердив «реабилитационную» процедуру в отношении должников, чья платежеспособность еще может восстановиться.

По словам директор по рыночной аналитике podelu.ru, предлагаемые меры «однозначно требуются». «Сейчас процедура банкротства очень растянута во времени, предприятия-банкроты практически не имеют возможности выйти из процедуры без потерь активов», – поясняет Лилия Федулина, отмечая, что новый вариант предлагает возможность продажи предприятия полностью, а не по частям, как это происходит сейчас.

«Это значит, то при появлении нового собственника предприятие имеет шансы на восстановление деятельности и сохранения рабочих мест. Что особенно актуально после пандемии коронавируса», – резюмирует эксперт.

«Сейчас получается так, что процедура затягивается на долгие годы, а предприятие-банкрот выходит из этого процесса, потеряв большинство активов. Кредиторы также получают не более 5% от объема задолженности банкрота. Происходит это по следующим причинам: желающие избавиться от долгов недобросовестные предприниматели, назначая «своих» арбитражных управляющих, затягивают процедуры банкротства, включают в реестр требований аффилированных кредиторов и прячут активы», – прокомментировал текущую ситуацию Павел Сигал. По его словам, в результате существующей процедуры только 2% предприятий-банкротов в России имеют возможность восстановить платежеспособность и начать деятельность заново.

По словам первого вице-президента Опоры России, в США где применяется 11 глава закона о банкротстве, доля компаний, способных «восстать из пепла» составляет 30%. Только в этом году, кстати, именно этой главой воспользовались десятки крупных американских компаний, серьезно пострадавших от коронавируса.

Процедура предполагает юридическую защиту компании от кредиторов, давая возможность, по сути, провести корпоративную реструктуризацию. Должник имеет приоритетное право на составление плана оздоровления, в ходе которого может как распродать часть активов, так и привлечь новые займы, чтобы рассчитаться с текущими долгами (приоритет этих кредитов выше, чем «старых», так что банки не боятся связываться с такими заемщиками – шанс возврата ссуды достаточно велик).      

Конечно, российская версия «спасения платежеспособных должников» от американской явно отличается. Однако она все-таки дает шанс тем, у кого началась «черная полоса» в бизнесе. А это уже немало. Собственно, все предлагаемые изменения, это, в первую очередь именно шанс. От него еще далеко до полноценных новых условий работы. Но вектор движения явно задан, и направление, кажется, выбрано верное. Главное теперь, не сбиться с пути в лабиринте согласований и утверждений, и не забыть про основную цель: трансформацию для развития.  

Источник: expert.ru

Добавить комментарий