Хашим Тачи пообещал уйти в отставку — pittopit.ru

Президент Косово Хашим Тачи объявил о готовности уйти в отставку. Для Сербии это событие радостное. Во-первых, это повышает вероятность того, что Тачи, человек-символ албанского антисербского национализма, попадет за решетку. Во-вторых (и это главное), Сербия приблизилась к заветной цели — вступлению в ЕС. И в-третьих, сербский президент Александр Вучич будет избавлен от необходимости постоянно лавировать между Брюсселем и Москвой, пугая Евросоюз, что в случае чего, сблизится с Россией, и сможет, наконец, попрощаться с русскими братушками.

О своей отставке Тачи заговорил через несколько дней после того, как Гаагская спецпрокуратура, расследующая военные преступления, совершенные во время войны в Косово 1998-1999 годов, публично напомнила ему, что для нее он с апреля находится в статусе подозреваемого. Тачи и бывшему спикеру косовского парламента Кадри Весели надлежит предстать перед Специальным судом в Гааге – преемником прекратившего свою работу в 2017 году Трибунала по бывшей Югославии.

В телеобращении, вышедшем в понедельник, Тачи объявил, что сложит с себя президентские полномочия в случае, если он будет переведен в разряд обвиняемых. А это может произойти скоро. Как следует из пресс-релиза Гаагской спецпрокуратуры, расследование против Тачи и Весели вышло на финишную прямую. Можно сказать, что косовского президента торопят не столько даже с отставкой и неприятным вояжем в Гаагу, который не сулит ему ничего хорошего, сколько с урегулированием спорных вопросов с Сербией, мешающих этой стране завершить переговоры о вступлении в Евросоюз.

Во всяком случае, так расценил напоминание Гаагской спецпрокуратуры сербский президент Александр Вучич. Он оперативно провел переговоры с председателем Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен, председателем Европейского совета Шарлем Мишелем, комиссаром по вопросам расширения и соседской политике ЕС Оливером Вархели и специальным представителем ЕС по диалогу Белграда и Приштины Мирославом Лайчаком, и назвал ориентировочную дату завершения переговоров о вступлении в Евросоюз – 2024 год. Так скоро договориться с Брюсселем и всеми странами, входящими в Объединенную Европу, не получится, если до конца этого года не будет решен главный вопрос – об отношениях Сербии с Косово. В ЕС итак все меньше энтузиазма по поводу приема в свой состав новых членов. А принимать страну, имеющую неурегулированный территориальный спор, желающих нет совсем.

До поры, до времени все упиралось в позицию Белграда. Сербское руководство, да и общество тоже, разрывалось между желанием вступить в Евросоюз и призрачной надеждой когда-нибудь вернуть Косово, с которым в истории страны так многое связано. Александр Вучич оказался первым сербским лидером, кто, скрепя сердце, все-таки признал, что для страны будущее важнее прошлого, реальность важнее мечты, а Евросоюз важнее Косова поля. Уже несколько лет Белград, несмотря на грозную риторику, демонстрирует поразительную уступчивость на переговорах с Приштиной. Вот только ответных уступок никак не может дождаться.

Оказалось, что в Приштине иначе видят себе цели диалога с Белградом, нежели в Белграде, а также в Брюсселе и Вашингтоне. Для обобщенного Запада договоренности Сербии и Косово – это взаимное примирение, закрытие старых счетов, точка в длинном небратском споре, которая позволит заполнить геополитический вакуум на Балканах пока его, чего доброго, не заполнила Россия. А для Косово диалог с Сербией – это всего лишь способ побольнее пнуть надменного соседа, указав ему его прискорбное место в этом мире. Тем паче, что сосед, как искренне убеждены в Приштине, не сможет ответить. За Косово — США. За Сербией — только тень поражения в войнах на территории бывшей Югославии.  

Само избрание Тачи в 2016 году президентом Косово стало возможным во многом потому, что косовские албанцы горели желанием позлить Сербию. Создатель УЧК (Армии освобождения Косово) по прозвищу «Змей», против которого в Белграде возбуждено уголовное дело за военные преступления в качестве лидера страны – это троллинг высшего уровня.

Переговоры Косово и Сербии не один год продолжались по одному и тому же сценарию: косовары выставляли жесткие условия по всем спорным пунктам – взаимной торговле, тарифам, статусу сербских анклавов – и не хотели отступать ни на шаг. Позиция Приштины даже порой ужесточалась. Для бывших полевых командиров УЧК, раз за разом демонстрировавших, что воевать у них получается лучше, чем управлять, Сербия превращалась в универсальный «громоотвод», на который можно, в случае чего, переключать общественное недовольство.

В прошлом году, когда неконструктивный настрой Косово стал особенно очевидным, за дело взялся Вашингтон. Вначале приструнить возомнившего о себе вассала получилось не очень. Осенью, при явной благосклонности Запада, выборы в Косово выиграли левые из партии «Самоопределение». Но их лидер Албин Курти попробовал продолжить игру Тачи, заняв на переговорах с Сербией по существу ту же непримиримую позицию. У власти он продержался полгода. В марте правительство Курти ушло в отставку. Официально – из-за неспособности справиться с пандемией, а неофициально, по данным «Нью-Йорк таймс» и «Гардиан», из-за козней Ричарда Гренелла, куратора в администрации Дональда Трампа сербско-косовских переговоров.

Нынешний премьер, Авдулла Хоти – представитель самой покладистой, наименее настроенной на конфронтацию с Сербией и Западом политической силы Косово, Демократической лиги. С ним Вучич поладит, тем более, что Тачи мешать не будет. Косовский президент вообще сейчас постарается не злить Запад, памятуя, наверное, о судьбе президентов Хорватии Франьо Туджмана и Боснии и Герцеговины Алии Изетбеговича. Оба тоже могли оказаться под международным судом за военные преступления. Но не оказались, ибо вели себя хорошо. Может, и у него так получится?

Источник: expert.ru

Добавить комментарий