«Газпром» устоял — pittopit.ru

Удар, который по рынку углеводородов нанесли пандемия вкупе с резким падением цен на углеводородам, оказался крайне болезненным. Чистая прибыль российского газового концерна рухнула с 878,6 миллиардов рублей до 45,46 миллиардов.

Но там не унывают. По словам зампредправления ПАО «Газпром» Фамила Садыгова, «в столь экстремальных условиях “Газпром” в сравнении со многими другими нефтегазовыми компаниями показал достойные финансовые результаты…». 

Эксперты с ним в общем-то согласны. «Логичнее сравнивать результаты не с прошлым годом, а с достижениями других мировых компаний. Можно посмотреть на норвежцев, других гигантов. И видно, что текущий кризис ударил абсолютно по всем, исключений нет. В этом плане результаты “Газпрома” даже неплохи», – говорит заместитель директора Института национальной энергетики Александр Фролов. 

По мнению Садыгова, удержаться в зеленой зоне концерну удалось благодаря оптимизации операционных и капитальных расходов. При этом, по словам Фролова, текущая ситуация показала разумность той ценовой политики, которой концерн придерживается на рынке Европы. Этот подход неоднократно критиковали как в ЕС, так и в России, но привязка к нефтяным котировкам, которую многие называли устаревшей, оказалась тем самым фактором, который позволил компании остаться в плюсе.

«”Газпром” лишь частично, примерно на 60% формирует цену, исходя из биржевых котировок, и 40% – это нефтяная привязка с лагом примерно в 6 месяцев», – поясняет Фролов.

 

Полоса препятствий

 

Во втором квартале цены именно на газ пострадали не только от резкого падения спроса на углеводороды, но и от избытка предложения. Как пояснил советник по макроэкономике «Открытие брокер» Сергей Хестанов, основное давление тут оказали поставщики СПГ. Инвестиционный цикл отрасли достаточно длительный и решения о запуске ряда проектов принимались при других ценах, другом спросе. Однако останавливать проекты в условиях карантина было бы себе дороже. В итоге продукт все-таки направили на рынок, что резко нарастило предложение, и спотовые цены пошли вниз. 

Но у «Газпрома» цены формировались по биржевым котировкам, которые были во II квартале (падение достигало $40-45 за тысячу кубометров, что делало нежизнеспособными все поставки газа, как внутренние, так и внешние), однако с сохранением привязки к ценам на нефть, которые были за полгода до этого – в IV квартале 2019 года. Поэтому цена на российский газ была не столь низкой, как у подавляющего большинства поставщиков голубого топлива.

Стоит отметить, что по оценке некоторых экспертов временной лаг, заложенный в «нефтяной привязке», колеблется от 6 до 8 месяцев. И получается, что именно сейчас она «аукнется» ценам «Газпрома». Но тут противовесом, напротив, выступит спотовая составляющая, которая уже пошла по восходящей. 

«При этом уже в третьем квартале мы видим ожидаемое улучшение рыночной конъюнктуры – в августе спотовые цены превысили психологическую отметку 100 долл. за тыс. куб. м, объемы потребления газа также показывают позитивную динамику, что бесспорно будет способствовать улучшению финансовых показателей “Газпрома”», – приводит пресс-служба концерна комментарий Фамила Садыгова.

«Начиная с четвертого квартала, так называемые legacy-контракты “Газпрома” с нефтепродуктовой привязкой, включая и контракты на турецкий рынок, “отразят” весеннее падение цен нефть, тем самым газ “Газпрома” станет более конкурентоспособным по сравнению со спотовым рынком, – рассуждает аналитик по газу Центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Сергей Капитонов. – Кроме того, очевидно, что и цены спотового рынка пойдут вверх с началом отопительного сезона. Вдобавок, “Газпром” в какой-то степени зафиксировал определенные объемы спроса, продав на своей электронной площадке как минимум 3 млрд куб. м газа с поставкой в четвертом квартале».

Он добавил, что конкурентные позиции российского концерна будут во многом зависеть и от поведения других поставщиков, в особенности поставщиков СПГ, которые на фоне роста спотовых котировок тоже нарастят поставки в Европу. 

«Рынок постепенно восстанавливается. Причем, как спрос, так и предложение», – отмечает Сергей Хестанов. При этом, по всей видимости, даже вероятная «вторая волна» уже не нанесет такого мощного удара, отмечает аналитик: руководство большинства стран уже признало, что не готово повторить опыт весеннего карантина, который уже практически исчерпал все резервы. «Коронавирус – вещь опасная. Но реальные шансы у человека, не страдающего серьезными заболеваниями, умереть от него – небольшие. А вот смерть от голода через 21 день гарантирована», – добавляет эксперт. И, как ни цинично это звучит, позиция «экономика важнее» оказывается на руку поставщикам энергоресурсов.

Как отмечает Александр Фролов, в прошлом году многие европейские страны, опасаясь сложностей, которые могли возникнуть в случае, если бы Москва и Киев не договорились о транзите, в срочном порядке наращивали запасы. Но коллапса не произошло, а хранение топлива тоже влетало в копеечку, так что излишки запасливые потребители уже распродали (и это, кстати, тоже давило на цены). Сейчас, в преддверии отопительного сезона, они готовы к новым закупкам. Хотя и не в том объеме, что год назад – по предварительным оценкам спрос ниже, чем в аналогичный период прошлого года. Правда, в этом году нет такого драйвера, как опасения срыва поставок из-за разрыва транзитного соглашения. Так что цены возвращаются на траекторию роста, но происходит это спокойно, без ажиотажа.

 

Дивидендный вопрос

 

Конечно, достигнуть хотя бы уровня поставок прошлого года по итогам года нынешнего «Газпрому» вряд ли удастся. И по итогам второго полугодия – тоже. По оценке Александра Фролова, потенциально объемы могут быть сопоставимы с уровнем 2017 года (кстати, ставшего рекордным в истории поставок «Газпрома»). Тогда потребители из дальнего зарубежья получили из России 193,9 миллиардов кубометров газа. То есть, в шестимесячном разрезе, речь идет примерно о 97 миллиардах кубометров. 

Сам «Газпром» планирует именно по итогам всего 2020 года принимать решение о дивидендах. Впрочем, обсуждаться будет лишь из размер. Вопрос «платить или не платить» не стоит, отмечают в концерне. «В условиях, когда многие компании отказываются от выплаты дивидендов или переносят их, мы продолжаем придерживаться озвученных ранее планов и подтверждаем, что дивидендная политика остается приоритетом компании», – подчеркнул Фамил Садыгов, указав, что по итогам первого полугодия дивидендная база составила 216 миллиардов рублей.

При этом, как отмечает Сергей Хестанов – решение о размере дивидендов скорее будет вопросом политическим, а не экономическим. Ведь крупнейшим получателем выплат должно стать не кто-нибудь, а государство. При этом, с учетом необычности этого года, он не исключает и вариант сокращения дивидендных выплат. 

 

«Голубое», это то же «зеленое»

 

 

Впрочем, многих волнуют дальнейшие перспективы работы «Газпрома». Беспокойства добавляют недавние заявления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана об открытии газового месторождения в Черном море. Турецкий лидер уже заявил, что в 2023 году его страна получит это топливо, и Анкара сможет отказаться от российских закупок.

«Открытие Турцией месторождения, содержащего 320 млрд кубометров газа в Черном море – это безусловно большое событие для страны, которая практически полностью зависит от импортных поставок. Говоря о ресурсном потенциале, можно отметить, что это крупное морское глубоководное месторождение. Да оно, не попадет по своему ресурсному потенциалу в первую десятку месторождений на глубоких водах, где главным образом представлены оффшорные месторождения России, Восточной Африки, Восточного Средиземноморья, однако находится крайне близко к “элитному списку”. Впрочем, пока непонятно, являются ли озвученные оценки в 320 млрд куб. м технически извлекаемыми запасами или геологическими запасами, окончательный объем которых еще только предстоит подтвердить», – комментирует ситуацию Сергей Капитонов, добавляя, что для ввода месторождения в эксплуатацию предстоит провести еще масштабный комплекс работ: произвести доразведку, понять структуру и сложность резервуара, пробурить разведочные, эксплуатационные скважины, оснастить месторождение оборудованием. Обычно это занимает порядка пяти лет. Хотя есть и примеры, когда работы осуществлялись гораздо быстрее.

При этом Александр Фролов отмечает, что еще не понятно, о сырье какого качества идет речь. А сроки, обозначенные господином Эрдоганом, удивительным образом совпадают со сроками президентских выборов в стране. 

Так или иначе, по мнению Сергея Капитонова, полностью отказаться от импорта газа Турция не сможет. «Скорее всего, страна сможет обеспечивать за счет собственной добычи от четверти до трети своих потребностей в природном газе на протяжении 15-20 лет – типичного срока реализации нефтегазового проекта», – полагает эксперт. 

А если говорить о европейском рынке, то в той же Германии все активнее развиваются газовые электростанции. Страна, решившая к 2038 году полностью отказаться от использования угля, вынуждена наращивать объемы газовых закупок. Возобновляемая энергетика хороша – но не везде можно реализовать соответствующие проекты. То же можно сказать и о других странах ЕС. Все-таки голубое топливо – хорошая «зеленая» альтернатива. 

Азия, и, в частности, Китай, тоже активно уходит от угля. При этом в КНР газ – источник как электроэнергии, так и тепла. Пекин начал активно развивать северные регионы страны, сейчас в Поднебесной реализуются различные программы по привлечению в них граждан. Но там нужны и тепло и энергия.

Поставки российского топлива в КНР по газопроводу «Сила Сибири» начались только в прошлом году, магистраль еще только выходит на проектную мощность. Эксперты полагают, что в дальнейшем Пекин будет только наращивать энергетическое сотрудничество. Безусловно, с трубопроводным газом будет конкурировать СПГ. Поставщики уже перенаправляют потоки из Европы в Азию, где цены чуть ли не на треть выше. Но, как уже говорилось выше, зачастую долгосрочные контракты гораздо надежнее поставок по спотовым ценам. Да и надежный, проверенный партнер дорогого стоит.

Источник: expert.ru

Добавить комментарий