Что будет с оппозицией после инцидента с Алексеем Навальным — pittopit.ru

Само обсуждение такого вопроса имеет смысл, только если Алексей Навальный поправится и постепенно вернётся в политическую жизнь, и конечно же, все адекватные люди желают ему скорейшего выздоровления. Но даже в этом, благоприятном сценарии ответить на вопрос, как отравление Алексея Навального (конечно, если брать в расчет именно эту версию случившегося) может повлиять на всю внесистемную оппозицию в целом, можно двойственно. 

Ситуативно, на ближайшее время, случившееся с оппозиционером и реакция власти, которая не очень активно демонстрирует стремление расследовать все обстоятельства произошедшего, объединят внесистемную оппозицию вокруг Навального и прекратят внутренние конфликты из-за отношения к нему лично и его политической тактике. 

Для всех публичных деятелей оппозиции будет морально неприемлемо критиковать Навального и предложенные им варианты действий на выборах 2020-2021 годов, пока его жизнь и восстановление будут под угрозой. Таким же образом убийство Бориса Немцова, который был одним из ярких лидеров оппозиции и главным модератором внутренних конфликтов в её рядах, несколько лет назад ситуативно сплотило оппозицию.

Однако в среднесрочной перспективе, уже при подготовке политической стратегии оппозиции на выборы в Госдуму, если Навальный выпадет из активной политической жизни, это может создать внутренние проблемы и расколы для оппозиции, сравнимые с теми, которые в отсутствие Немцова привели к распаду «Демкоалиции» весной 2016 года, на старте прошлой парламентской кампании, и непродуктивному для несистемщиков бойкоту выборов (от него пострадало «Яблоко» и часть одномандатников ПАРНАС и «Яблока» в двух столицах).

Окружение Навального и активисты «Фонда борьбы с коррупцией» в принципе всегда отличались крайне конфликтным стилем взаимодействия с другими оппозиционными лидерами. Это многократно проявлялось и на выборах, например, при распределении одномандатных округов в Москве на выборах в Госдуму в 2016 году и в Мосгордуму в 2019 году. А теперь, учитывая моральное лидерство Навального после отравления и его статус «жертвы режима» (в глазах сочувствующих ему) и сохраняя под своим контролем медийный и фандрайзинговый ресурс, команда ФБК тем более будет претендовать на главенствующую роль в определении стратегии внесистемной оппозиции. 

Однако специфика политического стиля Навального такова, что он не терпел рядом с собой других, потенциально успешных политических фигур, с большинством из них поругался и его команда не может быстро выдвинуть из своих рядов новых, безоговорочно воспринимаемых коллегами по протестному движению публичных лидеров.

Кроме того, без личного авторитета и медийных ресурсов Навального другие оппозиционеры начнут подвергать сомнению выбор «Умного голосования» в конкурентных округах и регионах. Ведь одно дело — если конкретного кандидата в «Умное голосование» одобряет сам Навальный и лично за него агитирует, подписывается, а другое — если этот выбор кандидатов «Умного голосования» совершил кто-то из его непубличных штабистов и Навальный лично его не подтвердил. 

Да и в 2019 году в Москве, единственном регионе, где действительно сработало «Умное голосование», сам Навальный ошибся по ряду округов. Тогда он без убедительных объяснений в нескольких округах поддержал менее перспективных кандидатов — ряд «эсеров», медийный кандидат от КПРФ в округе самовыдвиженца Романа Юнемана, проведшего отличную полевую кампанию. И эти ошибки помогли кандидатам из изначального «списка власти» удержать большинство в Мосгордуме. 

В целом, среди столичных лидеров оппозиции наиболее подготовленными фигурами на выборы в Госдуму являются Юлия Галямина и Илья Яшин. Галямина – это пример последовательного успешного превращения муниципального активиста и борца за права МСУ в заметного городского политика, именно против Галяминой власть первой пытается применить расширенный «криминальный фильтр» по «дадинской» статье. 

А Яшин качественно вырос как политик после того, как переключился с третьих ролей в оппозиции на федеральном уровне на повседневную работу по местной и городской повестке, провел всю свою команду в Красносельский муниципальный совет, продолжает удерживать там контроль и активно провел кампанию в Мосгордуму, вынудив власть не пустить на выборы себя, снять коммуниста и, тем не менее, добившись победы «технического» кандидата.

На первые роли в столичной оппозиции может выдвинуться Роман Юнеман, который продолжает заниматься местной политикой в нише «раннего Навального» — национал-демократической. Благодаря своей активности в Мосгордуме, к парламентским выборам в неудобных для власти конкурентов по одномандатным округам могут превратиться ряд беспартийных оппозиционеров: например, Михаил Тимонов или Евгений Ступин. Однако все эти фигуры не станут лидерами единого оппозиционного фронта.

Если же говорить про Дмитрия Гудкова или Любовь Соболь, то они заняты сугубо федеральной политической повесткой, в периоды между выборами игнорируют работу «на земле», и при распределении округов для выдвижения в Госдуму неизбежен очередной конфликт между ними и теми политиками и активистами других партий, которые, наоборот, регулярно отрабатывают свою территорию. Кроме того, стоит ожидать, что на выборы в Госдуму в качестве кандидатов пойдут медийные деятели, журналисты с либеральным имиджем – и это тоже обострит конкуренцию с активистами и местными депутатами за удобные округа.

В целом для «внесистемной» оппозиции в 2021 году будут важны именно одномандатные округа, так как платформы (партии) для выдвижения в Госдуму по спискам, какой в 2016 году был льготный ПАРНАС и отчасти «Яблоко», у них нет и не предвидится. ПАРНАС де-факто прекратил активную деятельность и утратил льготу. Заход команды Дмитрия Гудкова в «Гражданскую инициативу» не увенчался успехом. 

Список любой из этих партий власть легко «срежет» с выборов по подписям, тем более с новыми, более жёсткими требованиями к оформлению подписных листов, усомнившись в достоверности подписей из регионов: ведь для регистрации партсписка на выборы в Госдуму недостаточно собрать подписи только в городах-миллионниках. Мест в списке льготного «Яблока» на всех не хватит, да и само «яблочное» руководство не будет готово включить в свой список «навальнистов» и конфликтующих с партией внесистемных политиков — для имиджа «Яблока» будет достаточно некоторую часть из них просто выдвинуть в округах.

Какая-то часть умеренных «внесистемных» активистов второго ряда могут получить приглашения войти в список или пул одномандатников от умеренных правых партий — «Партии роста» или «Новых людей», — но тогда их могут заклеймить как «отщепенцев» уже сами лидеры «внесистемной» оппозиции.

В этих условиях худшее, что может сделать власть — это, как на выборах в Мосгордуму в 2019 году, сама спровоцировать сплочение умеренной и радикальной частей «внесистемной», «антипутинской» оппозиции — сторонников Гудкова, сторонников Каца, штаб ФБК, — если вновь прибегнет к тактике массовой зачистки всех неудобных кандидатов в округах. Хотя на думских выборах это будет сделать сложнее. Ведь если на выборах в Мосгордуму всем оппозиционным партиям нужно было собирать подписи, то на выборах в Госдуму без подписей могут выдвигаться не менее 13 партий, а после Единого дня голосования к ним добавится еще пара кремлёвских новых партий.

Источник: expert.ru

Добавить комментарий