Бизнес ждет от государства последнего прости — pittopit.ru

По данным Росстата, с января по июня 2020 года общий объем налоговой задолженности в РФ вырос на 229 млрд рублей, или на 30% и к 1 июля достиг 929,5 млрд рублей. Неурегулированная задолженность бизнеса увеличилась почти в 1,5 раза — с 535,2 рублей в начале года до 740,2 млрд на конец второго квартала. Из этой суммы почти треть — 237,1 млрд рублей приходится на НДС, недоимка которого, согласно Росстату, с начала года выросла на 42%.

Таким образом, пишет Finanz, впервые с 2017 года налоговая задолженность в России приблизилась к 1 трлн рублей, из которых 493,5 млрд — это долг перед федеральным бюджетом. ФНС, по сообщениям СМИ, отстает от графика наполнения бюджета примерно на два месяца: на конец июля собрано 6,214 трлн рублей, или 47% от годового плана (вместо 64%, если бы поступления шли равномерно).

В Ассоциации банков России (АБР) заявили, что число запросов от ФНС по счетам предпринимателей и физлиц подскочило вчетверо и достигло таких масштабов, что банки не успевают их обрабатывать. Сама ФНС поспешила опровергнуть эти сведения.

Там сообщили, что служба продолжает снижать число выездных налоговых проверок при повышении эффективности благодаря применению риск-ориентированного подхода. В 2019 году проверялся всего один налогоплательщик из 1000, состоящих на учете. В 2020 году (по прогнозу) этот показатель еще больше снизится до уровня одной выездной проверки на 2000 налогоплательщиков.

В I квартале 2019 года, приводит данные ФНС, было проведено 2664 выездные проверки, а в 1 квартале 2020 (до 18 марта) – 1569, то есть снижение составляет 41%. Во II квартале 2020 года все выездные проверки были приостановлены и новые не назначались в связи с введением моратория.

После карантина бизнес столкнулся с большим количеством налоговых проверок и нередко с существенными доначислениями, отмечает юрист Forward Legal Федор Закабуня. И, по его словам, нередко возникают ситуации, когда налоговый орган доначислил налогоплательщику налоги, обязал уплатить штраф и пени, но налогоплательщик не согласился с таким решением и оспаривает его.

Для того, чтобы не прерывать предпринимательскую деятельность и не доводить до блокировки счетов, налогоплательщик должен выполнить требования налоговых органов о покрытии недоимки. После этого он может продолжить оспаривать решение о доначислении с которым он не согласен.

Но что делать, если у налогоплательщика нет достаточных денежных средств для выполнения требований об уплате налога? В этой ситуации, говорит Федор Закабуня, налоговые органы могут пойти дальше и стараться взыскать недоимку с учредителя, директора, главного бухгалтера компании-налогоплательщика. Налоговые органы могут пойти по этому пути в случае банкротства компании-налогоплательщика и привлечения указанных лиц к субсидиарной ответственности. Другим вариантом взыскания недоимки с владельцев и менеджмента является предъявление  к этим лицам иска о возмещении вреда, если они были осуждены за совершение налоговых преступлений, вызвавших эти недоимки, или если их уголовное преследование в связи с совершением таких преступлений было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Пока же возникает ситуация, о которой громко и сразу предупреждали в один голос представители бизнес-ассоциаций ещё на пике так называемого «нерабочего периода», отмечает шеф-аналитик ТелеТрейд Пётр Пушкарёв. Они, напоминает он, говорили, что для сохранения на плаву многих компаний нужны не налоговые «каникулы» по принципу «не плати сейчас, потом заплатишь», а полноценные масштабные списания налогов (см. например: Эксперты: налоги для малого бизнеса нужно отменить). И это не прихоти бизнеса: было бы не только справедливо, но и по-государственному мудро, хотя бы ради сохранения налоговой базы, а также самих предприятий и рабочих мест, простить компаниям в 2020 году суммы, допустим, до половины от налогов, уплаченных в бюджеты ранее, в 2019 году. 

И никакой невероятной дыры в бюджете это бы не создало, считает аналитик. Нынешние суммы недоимок в пределах 500-700 млрд руб., даже когда они, очевидно, вырастут не менее чем до 1,5-2 трлн руб., ничто по сравнению с недополученными в ближайшие годы доходами бюджета, полагает Пётр Пушкарёв. Это будут потери от закрывшегося бизнеса, необходимости платить пособия безработным и инвестировать в создание для новых рабочих мест, заниматься переобучением людей. Если оставить компании без помощи, то с рынка может уйти полностью до 30% непроизводственного сектора, считает он, но процесс может затронуть и часть малых, средних производств.

С налоговой инспекции в этом смысле какой спрос, заключает Пётр Пушкарёв. Служба просто выполняет поставленные перед ней правительством задачи, и естественно, что после долгой паузы число запросов от ФНС растёт: нет команды на мораторий, значит будут и запросы, и налоговые начисления. Если заморозят проверки, будет легче, но только в плане экономии времени сотрудников и руководства компаний, перед которыми и так открылись значительные трудности.

Источник: expert.ru

Добавить комментарий